УРОКИ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ

Тулаев Павел Владимирович
УРОКИ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ КАК ЛЕКАРСТВО
ОТ ИЛЛЮЗИЙ ПАНСЛАВИЗМА

Выступление на международной конференции «Проблемы развития славянской цивилизации и пути их решения», посвященной 15-летию Кирилло-Мефодиевской академии славянского просвещения

Позвольте мне, прежде всего, поприветствовать всех участников нашей конференции, поблагодарить её организаторов и поздравить дорогих коллег с 15-летием КМАСП.

Для одного человека первые 15 лет его жизни это пора юности, пора больших планов и надежд. А для научного коллектива – это немалый период коллективного опыта, когда уже не первый раз подводятся итоги, и есть о чём задуматься. В связи с этим я признателен ректору Международного Славянского Института и Председателю Президиума за предоставленную возможность  публично обсудить общие проблемы КМАСП  и славянского  движения в целом.

Любой юбилей настраивает на праздничный тон, на возвышенные речи. Но когда рядом идет братоубийственная война между двумя частями одной семьи народов, говорить в парадном стиле не хочется. Поэтому я сосредоточу ваше внимание на главных и наиболее трагичных проблемах современной повестки дня.

По моему глубокому убеждению, первая, ключевая и фундаментальная проблема для всех нас это вопиющее противоречие между идеалами славянской цивилизации и реальностью, между славянской идеологией и политической практикой,  между тем, что нам хотелось бы видеть и тем, что мы видим на самом деле.  В философском смысле здесь речь идет о силе мифа, субъективизма и иллюзии, которые присущи человеческому сознанию.

Начнем с элементарной статистики. Мы часто с гордостью вспоминаем о том, что славяне образуют не менее 16 народов, близких по происхождению, языку, религии и образованию, общая численность которых составляет около 300 миллионов человек. Они образуют количественное и качественное большинство 14 европейских государств, которые вы все знаете, я перечислять их не буду.

Однако взгляните нам мир шире, как бы с космического полета, и вы увидите, что на нашей планете с населением 7 миллиардов человек проживают сотни народов и этносов, говорящих на тысячах языков и диалектов! Они объединены в две сотни государств, из которых 193 полноправные члены ООН по данным 2014 года.  То есть славян в целом лишь 4,3 процента от мирового населения, а количество  народов  славянского происхождения составляет мизерную долю от гигантского списка названий многообразных этносов.  Другими словами, то, что нам кажется большим славянским миром, на самом деле представляет собой лишь малую часть человеческой цивилизации, где возвышаются такие многонаселенные гиганты как Китай, Индия, США, Бразилия.

Иная пропорция наблюдается в Российской Федерации. Если больших и малых национальностей у нас в стране около 200 (только в Москве более сотни различных этнических общин), то преобладающее большинство, а именно более 80% населения составляет русский народ, а точнее великороссы. Конечно, надо понимать, что в их число входят русские люди различного происхождения. Здесь немало обрусевших малороссов, белорусов, бывших татар, кавказцев, евреев, финнов, угров,  жителей Прибалтики и средней Азии. Этническими украинцами и белорусами в современной России себя считают соответственно 10% и 3% граждан. Поэтому нашу страну, несмотря на всё этническое разнообразие,  можно с уверенностью считать преимущественно мононациональной, как Германию, Францию, Англию. Из этого следует вывод о том, что для самой России гораздо более важна русская идеология, сплачивающая национальное ядро и укрепляющая государственные институты, а не славянская, которая размывает границы основополагающего этноса.

Если это так, то почему в России всегда была и до сих пор популярна идеология славянофильства? Отчасти это связано с общим этническим происхождением русских, белорусов, украинцев, сербов, болгар и других братских народов Евразии. Другая причина состоит в том, что до революции 1917 года в состав Российской Империи,  входили не только Украина (тогда её называли Малороссией) и Беларусь (такого государственно образования вообще не было), но и значительная часть Польши.  Вместе они составляли весомую часть имперского населения, что ярко выражалось в культуре и политике той эпохи. После успешных русско-турецких войн и буржуазных революций XIX века,  многим казалось, что вот-вот и остальные славяне объединятся вокруг нашей православной державы. В начале XX века русские чувствовали себя на Балканах освободителями и покровителями, а сражения за Карпатскую и Галицкую Русь в начале Первой мировой войны воспринимались как священный долг. Тогда и чехи, и словаки, выступали в качестве наших союзников,  поскольку германская цивилизация была для них чуждой, а русские – родственной.

Крушение Российской Империи и других монархий Европы в пучине войны радикально изменило геополитическую карту. Именно в ходе революции, сначала буржуазно-демократической, а потом  социалистической, на международной арене появляются новые славянские государства: Польская республика (1918-1939), Чехословацкая республика (1918-1938), Королевство Югославия (1918-1945), Украинская Народная Республика (1918). Подкарпатская Русь, называемая также Угорской (т.е. венгерской), после драматических революционных событий временно вошла в состав Чехословакии (1919-1945).

Как бы мы ни оценивали идеологию этих новых славянских государств, совершенно очевидно, что они искали пути независимости от прежних империй, включая Российскую.  И если «незалежная» Украина после освобождения от немецкой оккупации в конце 1918 года после гражданской войны вошла в СССР в качестве Украинской Советской Социалистической Республики, то панская Польша объявила большевицкой  России войну. В результате польско-советской войны 1919-1920 годов  Украина и Беларусь в который раз оказались разделенными на части.

Не о таком будущем мечтали русские идеологи славянофильства.  Православную соборность подменила идея пролетарского интернационализма,  а великорусский народ, главный оплот славянства, на долгие годы оказался униженным и оскорбленным.

Кого только не обвиняли в этой исторической несправедливости! И немецких агрессоров, и европейскую буржуазию, и евреев-революционеров, и даже самого Государя Императора. А разве славянские сепаратисты и интернационалисты не подливали масло в огонь  антиимпериалистической революции?

Более того, появление новых государств способствовало возобновлению давней борьбы славян за гегемонию в восточной Европе. Как мы знаем из древнерусских, византийских и арабских источников, славянский мир никогда не был полностью единым, хотя и стремился к  объединению на основе христианства. Так возникли первые православные царства в Болгарии и Сербии.  После эпохи Крещения на Руси между знатными родами  рюриковичей, гедиминовичей и галицких князей не прекращалось соперничество за престол, где бы он ни находился: в Новгороде, в Киеве, во Львове, во Владимире или Суздали. Сколько раз Киев становился причиной междоусобных войн!  Однако после 1240 года,  когда столица южной Руси была захвачена и сожжена монголами, обезлюдивший город надолго потерял роль русского центра, а потом стал польской окраиной.

Историю Российской Империи все хорошо знают:  после победы на Куликовом поле в 1380 году Москва становится новым центром объединения русских княжеств, а потом столицей православного царства, «третьим Римом». Помимо монголо-татарской Орды на Востоке, ему противостояла на Западе Речь Посполитая, выросшая на основе католического польско-литовского государства. Когда  в эпоху «смутного времени» поляки  захватили Москву и посадили на трон в Кремле Марину Мнишек с её «лжедмитриями»,  то гегемония в славянском мире временно оказалась в руках у ляхов, то есть западенцев.  Она завершилась лишь после преодоления смуты в 1613 году, изгнания поляков из Московии и воцарения династии Романовых.

Казачьи войны на южных окраинах королевской Польши и Московского царства пробудили пассионарность  местных жителей, и тем самым способствовали формированию украинского народа. Вектор  сопротивления тогда был преимущественно антикатолический, против польских панов. Сами казаки считали себя частью  единой Руси, поэтому в критический момент истории пошли под корону православного русского царя. О гегемонии казаков-украинцев в славянском мире тогда не могли быть и речи, хотя они заслуженно прославились как храбрые воины и заядлые бунтовщики. Украина с самого начала была  пограничной территорией, линией раскола между Русью юго-западной  и северо-восточной.

Самодержавная Россия всегда опиралась на Православие. За королевской Польшей стояло европейское католичество во главе с Папой Римским. Подталкивал их на восток и германский мир, давно ассимилировавший прежних северо-западных славян: лютичей, бодричей, поморов, лужицких сербов и другие племена,  известные под общим именем венедов.  В первые века нашей эры славяне жили по ту сторону Лабы (Эльбы) на южном берегу Балтийского моря, некогда называвшегося Венедским и даже Скифским.

А кто стал поддерживать Украину, «незалежную» от России и Польши? Сначала Австро-Венгрия, потом Германия, наконец, англо-саксы во главе с Великобританией и США. Именно им выгодно вбить огненный клин между двумя полюсами славянского мира, который дипломаты культурно называют «буферной зоной».  В первую мировую войну многие западные украинцы, подстрекаемые австрийцами,  включились в вооруженную борьбу с  галицкими и карпатскими русофилами (они их называли «москвофилами»), которые попали в печально знаменитый лагерь военнопленных Талергоф. Во вторую мировую войну миллионы украинцев перешли на сторону Гитлера, обещавшего им освобождение от сталинской тирании. Вооруженные отряды бандеровцев оказывали сопротивление подразделениям СМЕРШ до начала 1950-х годов!  Наконец, уже в наше время именно Украина,  выросшая  при советской власти в большую по территории и экономически мощную республику,  стала главным конкурентом России, стремившимся к независимому от Москвы самоуправлению, а затем и тараном развала СССР.

Теперь подведем предварительные итоги, и посмотрим, какова стала расстановка славянских сил к началу XXI века. Все бывшие союзные государства с преобладающим славянским населением – Советский Союз, Чехословакия и Югославия – оказались разделеными на части. Оборонительный Варшавский договор, созданный после Второй мировой войны в качестве  противовеса НАТО, был распущен.

Казалось бы, бывшие противники Германии должны были стать хотя бы нейтральными государствами по отношению России. Однако, уже через несколько лет большинство  славянских государств вступило в военный блок НАТО:  Польша и Чехия – в 1999 году, Болгария, Словакия и Словения – в 2004 году (в вместе с ними страны советской Прибалтики), Хорватия – в 2009 году.  Лужицких сербов, кашубов, резян и прочие исчезающие субэтносы славян  запад подчинил своей воле автоматически.  Западные государства продолжают свой натиск на Восток и главную цель, приз для себя, они видят в богатствах России.

Вне НАТО из славян остались русские, белорусы, украинцы, сербы,  черногорцы, боснийцы и македонцы. Последние три этноса представляют собой части бывшего сербского государства.  Обманутых украинцев недавно склонили к вступлению в Европейский Союз, а в ходе начавшейся гражданской войны делают сателлитом НАТО. То есть фактически только Беларусь, Сербия и Россия, с вернувшимся населением Крыма,  а также едва родившаяся Новороссия  формируют военно-политический блок на основе православных ценностей. Линия раскола славянского мира,  как мы видим, снова проходит по  Балканам и Украине, где корни конфликта уходят в давние противоречия между двумя главными ветвями христианской Церкви.

В этих качественно новых и драматичных для нас условиях рассчитывать на объединение всех славян вокруг России уже не приходится.  Посудите сами: в течение  последних 20 лет  мы были свидетелями десяти всеславянских съездов, десятков международных конференций, сотен семинаров и дружеских встреч славян. На каждой из этих встреч почти все участники единодушно высказывались или даже голосовали за братский союз наших  народов.  Выдвигались и принимались за основу различные проекты сотрудничества. Никто из нас не планировал войну между славянами. Однако она произошла вопреки всем нашим добрым намерениям.  Почему? Кому выгодна эта братоубийственная война?

В условиях фактического предательства  значительной части славян,   подстрекающих и даже вооружающих нынешних украинских националистов против России, нам не остается ничего другого, как искать поддержку на востоке.  Вот почему  быстрыми темпами формируется Евразийский Союз, с активным участием  Казахстана и стран Средней Азии.  Объединенный договор о коллективной безопасности (ОДБК) заменяет Варшавский договор.  А постоянные угрозы, оскорбления и санкции со стороны США и ЕС толкают нас в объятия с Китаем, Индией и Ираном. Экономический союз БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) – еще одна альтернатива хищному американскому глобализму.  На очереди новый этап сотрудничества России со странами Латинской Америки, в частности с Кубой.

Политическая реальность подтверждает важность тех статистических  данных и исторических фактов, что я привел в своем докладе.  Мощная Россия,  как была гегемоном в славянском мире, так и осталась. Католическая Польша как была соперницей православной России, так и осталась.  Украина как была окраиной, пограничьем и линией геополитического раскола, так и осталась. Поэтому славяноведам надо снять розовые очки панславизма и, не отказываясь от доброго сотрудничества, трезво посмотреть на явные закономерности исторического процесса. Тогда мы не будем повторять старые ошибки и  сможем вместе более эффективно противостоять общим противникам и конкурентам во имя желаемого братства народов.

Тулаев П.В.,

профессор МСИ, член Президиума КМАСП

Москва,  4 февраля 2015 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *