ПАМЯТИ РУССКОГО ГЕОПОЛИТИКА МОРОЗОВА

Слово, произнесенное 30 октября 2017 года

на совещании ветеранов казачьего движения в Москве.

Долг памяти и боевого братства обязывает нас помнить о вкладе соратников в общее дело Победы. Тем более, когда речь идёт о близких друзьях, о единомышленниках. Именно таким, близким по духу человеком, товарищем, был для меня Евгений Филиппович Морозов (1948-2017) – наш современник, крупный военный специалист в вопросах геополитики и геостратегии. Мне довелось с ним не только общаться, но также разрабатывать программные принципы развития русского национально-патриотического движения и самой государственности России.

О Морозове как армейском специалисте, надеюсь, более подробно напишут его сослуживцы по Военной академии им. М. Фрунзе. Я же сосредоточу своё внимание на наиболее важных событиях его творческой жизни, об идеологических и политических аспектах его мировоззрения, имея ввиду те печатные труды, которые мне доступны и мой личный опыт.

Евгений Филиппович Морозов родился [в семье потомственных казаков] в 1948 году в Сталинграде. С 19 лет он в рядах Вооруженных сил. Будучи кадровым офицером служил в различных регионах СССР, в том числе на границе с Китаем, которому уделял особое внимание. Уже в зрелые годы Морозов преподавал оперативное искусство и военную географию в упомянутой академии. В 1999 году он был уволен в запас в звании полковника. Однако научная карьера военного специалиста на этом не завершилась. Любознательный мыслитель продолжил свои труды в рамках учрежденного им «Русского геополитического сборника» (1996-2000), который принес ему всеобщую известность. Именно в этот период у меня сложились дружеские, доверительные отношения с Евгением Филипповичем.

В начале 1990-х годов в Москве сформировался кружок геополитиков, находившихся под влиянием «буржуазной военной науки», восстановленной в правах в постсоветское время. Тогда всеобщее внимание привлек радикальный журнал «Элементы» под редакцией А.Г. Дугина, где регулярно публиковались «геополитические тетради» с анализом западных стратегий и теорий географического пространства. А я после возвращения из заграничных командировок с 1995 года стал издавать вместе с В.Ю. Поповым журнал правой перспективы «Наследие предков». В эпоху ельцинских реформ многие стремились иметь свои независимые печатные издания, как сейчас – сайты и порталы. Группа единомышленников Морозова мечтала даже о создании Академии геополитики, но им отказывали в регистрации. Поэтому единственной легальной формой и площадкой для интеллектуального сотрудничества единомышленников Морозова стал основанный им в 1996 году «Русский геополитический сборник». По воле судьбы в его редколлегию вошли мои знакомые Н.В. Князьков, А.В. Бедрицкий, С.А. Шатохин.

Суть нового журнала была отражена в его названии. Морозов и его последователи изучали, развивали и пропагандировали именно русскую школу геополитики, в отличие от модных теорий Хаусхофера, Маккиндера, Ратцеля, Мэхена и других западных авторов.

В СССР послереволюционных лет геостратегией занимались старые офицерские кадры Академии Генштаба, среди которых выделялся своим талантом и богатым теоретическим наследием Андрей Евгеньевич Снесарев, специалист по Индии и Востоку в целом, автор учебника «Военная география России». Посвятив этому выдающемуся стратегу и теоретику биографическую статью в первом номере журнала, Морозов особенно выделил его труд, посвященный Афганистану, поскольку тогда еще было сильно эхо подвига советских воинов в стратегически важном, ключевом регионе мира.

Однако Снесарев не был первым русским геополитиком. До него в этой области работали выдающийся картограф Александр Федорович Риттих и Алексей Ефимович Вандам, автор стратегических обзоров накануне Первой мировой войны. Основы отечественной школы военной географии были заложены ещё в эпоху великих реформ Александра II при военном министре Дмитрии Алексеевиче Милютине. Ему Морозов посвятил свою статью под названием «Последний фельдмаршал». Позже Евгений Филиппович включил в круг пионеров русской геополитики теоретиков-славянофилов Ивана Киреевского, Ивана Аксакова, Николая Данилевского. Иначе говоря, наш современник сознательно осваивал и развивал традицию отечественной школы, которой он посвятил исследование «Русская геополитика в её историческом развитии».

Вообще Е.Ф. Морозов рассматривал геополитику не как учение о соотношении географических пространств или влиянии географического фактора на политику, а как высший синтез нескольких наук. Её метод – системный анализ, ибо при анализе взаимодействия человеческого общества и географической среды поневоле приходится учитывать тысячи признаков, фактов и всяческих нюансов.

У полковника Морозова, исходившего из национальной традиции, были и свои собственные идеи, концепции и проекты. Его интересовали проблемы боеспособности вооруженных сил России, административного передела армии, военная служба казачества, вызовы современности и наш ответ на них.  Почему Украина стала линией раскола? Как нам сохранить Дальний Восток? Грядет ли очередной закат Европы? Ответы на эти и другие вопросы содержатся в серии статей, опубликованных Евгением Филипповичем в разных изданиях: в журналах «Армия», «Русская перспектива», «Элементы», «Президент. Парламент. Правительство»,  в газетах «Завтра», «Военно-политический курьер», а также на сайте «Белый мир»: http://whiteworld.ns-info.ru/rubriki/000102/01020301.htm.

Наибольший отклик получили две его работы: «Большой евразийский проект» и «Теория Новороссии». О евразийстве я здесь говорить не буду, поскольку тема эта широко известна и хорошо изучена, а вот на вторую работу, во многом пророческую, стоит обратить внимание.

Основным содержанием авторской концепции Морозова является историческое обоснование рождения и становления пассионарного ядра русского народа – «новороссов». Это не “новые русские”, значительная часть которых и этнически, и идейно, и по характеру своей деятельности, не составляет ядро нашей нации. “Новороссы” – один из наиболее динамичных русских субэтносов, которые, выделившись из славянства, в совокупности образуют единый русский народ, суперэтнос.

 Исторически автор выделяет в нашем народе такие основные субэтносы как “Карпатская Русь”, “Червонная Русь”, “Малорусы”, “Великорусы” и “Новороссы”. Исторические обстоятельства выдвигали на ведущую роль то один, то другой субэтнос: то Великий Новгород диктовал свою волю собратьям, то Киев стал центом Руси, то возвысилась Москва, то по всей России стали задавать тон казаки (особый субэтнос), то снова север взял верх и столицей Империи стал Санкт-Петербург. Лидеры, пассионарии менялись, но всегда речь шла о соперничестве “субэтносов”, а не разных народов.

 Основным системообразующим элементом современной России, по утверждению автора, являются великороссы, но наиболее динамичны – новороссы.  Это они, наследники древних арийских курганов, проявляют сегодня активность в Приднестровье, на Кубани и на Северном Кавказе. Это они противостоят сепаратизму в Казахстане и “трясут, как грушу, Украинскую республику”. Эти и другие исторические факторы ведут, по мнению нашего геополитика, к обновлению русского этноса, к рождению на месте СССР молодого, полного сил и воли государства – Новороссии.

События последних лет, развернувшееся на территории современной Украины, Крыма и исторической Новороссии, подтверждают актуальность теории полковника Морозова. Кстати, именно РГС был тем русским изданием, где наиболее глубоко прорабатывались и обсуждались проблемы национального кризиса в странах СНГ. Украина занимала здесь одно из первых мест в контексте общеславянской истории. В частности, редакция РГС провела круглый стол, посвященный агрессии НАТО в Югославии в 1999 году.

Центральной темой РГС было влияние международных организаций на Россию, особенно тех, что находятся под патронажем США и Великобритании. Западный блок окружает наш континент с помощью военно-морских сил, подобно анаконде, затягивая континент в свою удушающую петлю. В качестве примером приводятся документы о расширении НАТО в Европе, проект «Попечители 21» Давосского экономического форума и другие.

Журнал Морозова, решавший самые сложные, актуальные и драматические проблемы истории и современности, стал площадкой для роста молодых специалистов, таких как А.Р. Никифоров, С.В. Константинов,  В.Э. Молодяков, С.В. Хатунцев и других, не говоря уже о членах редколлегии,  живших проблемами РГС несколько лет, как своими собственными. Мне довелось опубликовать на страницах этого авторитетного издания программную работу «Войны нового поколения», переиздававшуюся потом под иными названиями.

Полковник Морозов пользовался высоким авторитетом среди лидеров патриотического движения. Многие организации, большие и малые, приглашали его в свои ряды. [Он был Начальником штаба Казачьего движения, членом Союза офицеров, Фронта Национального Спасения]. В 1996 году мы сформировали на базе Российского общенародного движения (РОД) инициативную группу аналитического центра «Полюс», который занимался разработкой национальной доктрины и стратегии России. Памятником этого серьезного проекта стало два выпуска сборника «Русская перспектива» (1996-1997).

 В начале 2000-х годов Евгений Филиппович сотрудничал с информационным агентством «Славянский мир», который затем был переименован в общественно-политическое движение «Белый мир» под руководством А.В. Романова. По инициативе последнего в 2002 году был сформирован Национальный комитет из представителей нескольких центральных и региональных организаций. Была предпринята попытка создания «Объединённой народной партии», имевшая тактический успех.

В мае 2009 года Е.Ф. Морозов вошел в оргкомитет Союза русского народа, а точнее – одного из подразделений этого разрозненного национально-патриотического движения. Я тоже принял активное участие в учредительном съезде данной организации, выступал после программного доклада Морозова, где были изложены концептуальные основы политической организации СРН. Евгений Филиппович, к тому времени уже пенсионер, поражал своей неуемной энергией мысли. Его чаяния тех лет нашли своё выражение в статье «Вызовы времени и наш ответ на них».

Я всегда с большим интересом изучал публикации Морозова, емкие по смыслу и глубокие по содержанию, рецензировал первый выпуск его журнала.  Пусть не во всём я был согласен, но ценность интеллектуального вклада русского геополитика в современную мысль для меня была очевидной. Будучи главным редактором и издателем международного журнала «Атеней», я брал интервью у выдающихся современников. Одним из них был как раз Евгений Филиппович. С каким интересом я вновь и вновь перечитываю эту нашу творческую беседу под названием «Русская геополитика».

В 2015 году мне довелось побывал в гостях у давнего приятеля. Поводом для встречи стала консультация по вопросам военно-исторической картографии, которая мне была нужна в связи с нереализованным пока издательским проектом по священной географии. Евгений Филиппович показал мне несколько военных энциклопедий с иллюстрациями, а также несколько редких картографических изданий. Среди них мне запомнился двухтомник 1905 года «Монголия и Кам», составленный П.К. Козловым, прямым учеником великого путешественника Пржевальского. Пока гостеприимный хозяин готовил чай с мёдом я пробежался глазами по книжным полкам его домашней библиотеки, где стояли десятки изданий по истории и теории войны, в том числе Сунь-Цзы, Клаузевица, Д.А. Милютина, А.Е. Снесарева, А.А.Свечина и многих других.

Наконец, совсем недавно я по поручению директора Института Русской Цивилизации О.А. Платонова организовывал конференцию, посвященную наследию выдающегося картографа Александра Фёдоровича Риттиха. Тема – сугубо геополитическая. Разумеется, я не мог не пригласить на неё моего друга Морозова. Когда я позвонил ему по телефону, Евгений Филиппович выразил большую заинтересованность в теме конференции, но сославшись на плохое состояние здоровья, ответил, что «не в этот раз».

Другой возможности встретиться судьба уже не предоставила. 12 января 2017 года Евгений Филиппович ушел от нас в расцвете творческих сил, полный замыслов и планов.

В частности, он готовил к выходу в свет книгу «Империя в пространстве», продолжающую традиции русской геополитической школы. Этот план, к сожалению, не осуществился. А точнее пока не осуществился. Потому что мы можем сейчас, в связи с подготовкой 70-летия Евгения Филипповича, реализовать мечту нашего доброго товарища. Я подготовил проект избранных трудов Е.Ф. Морозова, куда включено более 20 его статей. Если мы найдем заинтересованного издателя, имя нашего соратника будет увековечено.

Тулаев П.В.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *